22 квітня. (Російська мова) У ніч на неділю 17 квітня загинув народний депутат України Микола Лісін. Lamborghini Diablo, керований народним депутатом, врізався в рекламний стовп. За повідомленнями ЗМІ, швидкість машини перевищувала 150 кілометрів на годину. Лісін загинув на місці.

Українці уже щиро радіють смерті депутатів, може вже варто задуматися?

Для Партии регионов это далеко не первая подобная потеря. В 2007 году погиб один из самых влиятельных “регионалов”, экс-губернатор Харьковщины Евгений Кушнарев. Тогда скорбела значительная часть Украины. Даже идейные противники “регионалов” поспешили выразить соболезнование. И уж тем более никто в открытую не радовался смерти Кушнарева. Спустя всего лишь четыре года трагическая гибель другого “регионала” вызвала диаметрально противоположную реакцию. В украинской блогосфере новость о гибели Лисина передавалась едва ли не с воодушевлением. “Ну, чтобы не последний”, “Еще один оккупант погиб”, – выражались блоггеры. Да и в оффлайне настроения сильно не отличались. Смерть Лисина явно не вызвала того сочувствия, которое в свое время вызвала смерть Кушнарева. И если пышные похороны экс-губернатора Харьковщины никого не возмутили – все-таки погиб уважаемый человек, то один лишь почетный караул на похоронах Лисина, который, хоть и был “птицей не столь высокого полета”, как Кушнарев, уже вызвал заметное раздражение. Хотя, казалось бы, в силу своей близости к руководителю Партии регионов Кушнарев мог быть ненавидим большим количеством людей. По сути, бывший губернатор Харьковщины был “правой рукой” Виктора Януковича, в то время, как Лисин был одним из рядовых “регионалов”.

Неужели украинцы за прошедшие четыре года стали злее? Пожалуй да. Злее настолько, насколько злее становится человек по отношению к тем, кто стал его врагом. Впрочем, еще до смерти Кушнарева у украинцев не было иллюзий по отношению к народным депутатам Украины. Не было иллюзий, но оставалась надежда, что среди них все-таки есть какие никакие, но люди. Теперь, судя по всему, депутату, как и любому власть имущему, отказано в праве называться человеком. И причиной тому “бурная деятельность” народных избранников и их коллег рангом поменьше.

Как отметились в массовом сознании депутаты в период между смертями Кушнарева и Лапина? В первую очередь убийством или покрыванием убийц рядовых украинцев. Речь идет не только о Лозинском. Например, дети депутатов могут быть спокойны – практически нет такого правонарушения, за которое они могут получить срок. Чем, кроме родственной связи, объяснить тот факт, что украинские суды практически ни привлекли к серьезной ответственности ни одного сына депутата? И речь идет даже не о нардепах, а о депутатах местных советов, которые, очевидно, чувствуют себя князьками, способными вершить судьбы простых людей. Примечательно, что часть “любящих отцов” состоит во все той же Партии регионов. Например, Олег Каратуманов, чей сын Дмитрий сбил студента Харьковского национального университета имени Каразина Ивана Гаражу в 2008 году. Каратуманов-младший родился в 1991 году и, по идее, не имел права садиться за руль. Да и номера на автомобиле не соответствовали зарегистрированным. Но украинский суд проявил невиданную гуманность – оправдал “горе-водителя”. Притом, что Каратуманов-младший не остановился, когда сбил человека, а развернулся и пытался уехать – машину милиционеры остановили в километре от ДТП. Более того, сначала это дело расследовала милиция, но потом его передали в прокуратуру. Областной прокурор объяснил это “сложными отношениями с милицией” Каратуманова-старшого! В коридоре отделения больницы, где лежал Каратуманов-младший, и откуда он потом таинственно исчез, дежурили народные депутаты от ПР Дмитрий Святаш и Дмитрий Шенцев. Случаев, подобных харьковскому, в Украине достаточно много. Город-герой Одесса припомнит не одно такое происшествие, в которых замешаны дети “регионалов”. Впрочем, хватает и представителей других партий и блоков. Партийная принадлежность не играет роли, когда человек наделен властью. Если возвращаться к “регионалам”, можно отметить, что в упомянутых случаях примечательно то, что инциденты с детьми депутатов произошли, в большинстве своем, тогда, когда ПР при власти не была. Партию спасала крепкая дисциплина и круговая порука. Можно даже сказать, что пребывание в оппозиционности “списывает” любые грехи политсилы. Обрати кто-нибудь внимание на “чудачества” Лозинского внимания будь он в оппозиции? Вряд ли. Удивило бы кого-то избиение очередным “местным царьком” рядовых украинцев, если бы этого “царька” не считали депутатом от власти? Вряд ли. Такое происходит в Украине день ото дня.

Принадлежность к правящему классу дает своеобразный карт-бланш на все, освобождение от любых проблем с правоохранительными органами. Страдают же рядовые украинцы. Можно по-разному оценивать поступок “тризубовцев”, отпиливших голову памятнику Сталину. Но очевидно одно – они никого не убивали, их преступление в самом крайнем случае может квалифицироваться как нанесение вреда чужому имуществу. Но, по их свидетельствам, их пытали в милиции и СБУ. И никто не думал передавать дело в какое-то другое ведомство из-за “сложных отношений” руководства “Тризуба” с СБУ или МВД. Их товарищи по несчастью, которых обвиняли уже в “подрыве памятника” и которые, в отличие от “тризубовцев”, не признали своей вины, тоже испытали на себе всю “прелесть” общения с правоохранительными органами. И в то же время, замминистра МВД Василий Фаринник дает пресс-конференцию, где с хитрой улыбкой говорит, что задержанные во всем сознались. Зная методы работы отечественной милиции, в этом сомневаться не приходится. Но в делах, где преступник очевиден, есть множество свидетелей, милиция не столь ретива. А вот люди, чья вина крайне сомнительна (те же “подрывники памятника”), познают на себе всю прелесть общения с органами. Те же, кому очень не повезет, как, к примеру, студенту Индыло, и вообще умрут милиции.

Такая разница в правах, по идее, должна была бы чем-то компенсироваться. Тот же феодал, в теории, за свое привилегированное положение был обязан защищать тех, кем он правил. А что депутаты? А ничего. Они уже в открытую возмущаются фразой: “Депутат – слуга народа”. По их мнению, никто никому служить не должен. Они не приходят на заседания парламента. Они не работают в комитетах. Они голосуют не только за себя, но и за 3-5 соседей. Такое поведение у народных избранников превратилось в рефлек: погибший Лисин на следующий день после похорон был зарегистрирован в Верховной раде для голосования. За что же власть имущие получают такие привилегии, – тайна. Но привилегиями этими они пользуются весьма умело. Пожалуй, сейчас никого не удивишь тем фактом, что большинство родственников народных избранников имеют весьма преуспевающий бизнес. Количество денег народных избранников обратно пропорционально их вкусу. Пожалуй, одним из непременных атрибутов политической элиты Украины является китч. Китч во всем, начиная от нарядов и интерьеров их жилищ. Украинский власть имущий редко бывает воспитан. Так уж повелось еще со времен обнародования пленок Мельниченко, что маты в исполнении высших должностных лиц государства не воспринимаются как что-то из ряда вон. А для многих умение (например, нынешнего президента) употребить крепкое словцо или даже применить рукоприкладство к подчиненным – и вовсе позитивная черта. Курьезы с украинскими чиновниками и депутатами все еще удивляют европейцев, но рядовые украинцы давно не обращают на них внимания.

Последней каплей в чашу “народной любви” стала нынешняя экономическая политика властей. В марте компания Rating Group провела опрос о “главных кошмарах” украинцев. Ими стали безденежье и безработица. Ранее, напомню, ими были Чернобыль и преступность. Такой ощущения “безнадеги”, как за последний год, украинцы не испытывали даже в суровых 90-х годах. В то же время, власть продолжает строить себе вертолетные площадки, а количество расходов на Верховную раду растет. Лисин разбился на Lamborghini – машине, которую “купить за свою зарплату” не может даже народный депутат. Все это видят украинцы, вынужденные кое-как сводить концы с концами, и это не оставляет их равнодушными. Уставшие от борьбы за выживание, не видящие перспектив они уже не доверяют никому. И может быть, осталось совсем недолго до того момента, когда сама украинская власть начинает восприниматься народом – независимо от региона – как самый настоящий враг.

Борис Рудь, Подробности